Официальный портал
Общественной палаты Вологодской области

Военфельдшер ветеринарной службы

31 Августа 2020

Военфельдшер ветеринарной службы

31 августа  - День ветеринарного работника. Прекрасный повод рассказать о ветеране Великой Отечественной войны, которого мы посетили в Междуреченском районе в рамках акции Общественной палаты Вологодской области «Луч добра», инициированной Уполномоченным по правам ветеранов и пенсионеров Вологодской области Ольгой Даниловой.

Михаил Сергеевич Комин живёт один, но дочь и зятья часто навещают, приходит и социальный работник.
Обычно невысокого хозяина в фуражке можно встретить на скамеечке у крыльца вместе с соседским псом, который непременно заходит съесть кусочек колбаски. Сам же ветеран предпочитает кашу с маслом. По его словам, лучше еды нет.
В гараже Михаил Сергеевич не прочь покопаться в машине, даже о времени забывает. В небольшой комнатке  на столе разложены винтики-шпунтики, что говорит об увлечении нашего героя, всегда занятого каким-то авторемонтом. «70 лет ездил за рулём, ни одного нарушения нет, читаю без очков, а сейчас запрещают выезжать, нет доверия моему здоровью. Даже слёзы катятся, когда думаю, что уж не смогу проехаться на своей «Оке», - делится переживаниями 95-летний ветеран.

Уполномоченный по правам ветеранов и пенсионеров, член Общественной палаты Вологодской области Ольга Данилова обсудила с хозяином бытовые вопросы, уровень социальной поддержки, потребности. Зашёл разговор о войне.

«Когда меня в армию взяли, я в 9 класс ходил. Перед этим думал, что успею погулять ещё до призыва. Но председатель в Святогорье расслабиться не дал, направил на лесозаготовку. А через два дня и повестка догнала, - рассказывает Михаил Сергеевич. – Отправился я в сельсовет. Ни дорог, ни мостов не было с наших делянок по короткому пути. Шёл пешком, не раз реки переходил, по болоту пробирался. Весь промок. Опоздал на несколько часов. Военком отругал, мол, пристрелить мало, а у меня слёзы, я ж такой путь проделал, торопился… Тогда поставили перед выбором: в медицинское или ветеринарное военное училище идти. А я ростом маленький очень, думаю, мне раненого и не вытащить, а лошадь сама увезёт. Так и сделал выбор (а в1960-х годах и Кировский сельскохозяйственный институт окончил).
Учился в Ленинграде, являлся помощником милиции по задержанию мародёров и предотвращению преступлений. Страшно тогда было, разбой процветал, того и глядишь молотком сзади огреют. Как-то шофёру нашему аж двоих налётчиков пришлось убить. Ужаса натерпелись!
На фронт попал я только в 1945 году как военфельдшер. Через реку Вагу в Вельске мост взорвали, поэтому наш эшелон задержался. Прибыл я на место, а там лошадей раненых столько скопилось! Но самым трагичным был момент похорон наших ребят после наступления. Видел среди погибших своего земляка из соседней деревни. Это было первое впечатление, которое проняло до глубины души… Пошли ежедневные операции раненых лошадей – с утра до вечера. Хорошо, что медикаментов и бинтов хватало, всё было трофейное немецкое. К специальному приспособлению привязывали ремнями лошадь, переворачивали её на спину, связывали крепче и приступали к извлечению осколков и пуль. А животин, скажу честно, жаль было не меньше людей».

Во время войны лошадей применяли не только в кавалерии и в партизанских отрядах, но и как транспортную силу, особенно в артиллерии. Упряжки лошадей тянули орудия, меняя огневые позиции батареи. На телегах возили припасы, раненых, снаряды, полевую кухню и т.д. Например, даже в стрелковом полку по штату полагалось иметь триста пятьдесят лошадей.
Противник не мог ничего поделать с отважными и неуловимыми кавалеристами. Вот что писал в своей докладной записке начальник Генерального Штаба войск вермахта генерал Гальдер: "Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным".
По официальным данным штатная численность лошадей в войсках составляла 1,9 миллиона голов. Однако очень многие в "списках не значились". Четкость работы ветеринарной службы вызывала искреннее восхищение. Раненных лошадей никогда не бросали, а собирали после каждого боя, делали операции, а потом много месяцев лечили их и выхаживали до полного выздоровления.

После войны Михаил Сергеевич всю жизнь ветеринарным врачом работал. С 1947 года – ветврачом в совхозе «Шуйское» и Старосельском сельсовете, затем – в должности главного врача Междуреченской ветеринарной станции. И до сих люди со своими животными приходят за советом к Михаилу Сергеевичу.

Описание для анонса: